КАК СПАСТИ ИСТОРИЧЕСКИЙ ЦЕНТР КИЕВА

11 мая, 2016 | Категория: О Киеве Комментарии: Добавить
____116_771x517
Г. ЩЕРБИНА | Газета «Громадська рада»

ТАК БЫЛО

Сейчас ведется настоящая война между киевлянами-патриотами и администрацией Киева разных уровней за спасение исторического центра города. Раньше, до 1991 года, город защищали охранные зоны, 920-е решение исполкома, Общество охраны памятников, которое и заказало эти охранные зоны. Оно использовало их как щит в борьбе с поползновениями той же администрации, высших партийных органов, других организаций, желающих, как современные олигархи, иметь собственные офисы, жильё в самом центре столицы. Я, наряду с П. Логвиным, Т. Трегубовой и Ю.Паскевичем, был разработчиком этих зон, их статуса, 920-го решения и в то же время возглавлял архитектурно-градостроительный Совет, архитектурную секцию Общества. Помню, сколько раз высокопоставленные заказчики, «придворные» архитекторы уходили восвояси, несолоно хлебавши. На отказ Совета согласовать строительство для ЦК Компартии 14-этажного жилого дома на Липках, представитель заказчика сказал: «Раз нам отказывают здесь, то мы пойдем на республиканский Совет и там решим этот вопрос». На что я ответил: «Напрасно потратите время, — мы там тоже сидим». Вопрос был закрыт. От сносов, перестроек и надстроек Советом были спасены десятки уникальных объектов. Таких, как церковь Казанской Божьей Матери, церковь в Феофании, целые кварталы Подола и т.д. Общество участвовало в финансировании Свода памятников истории и культуры. Я тогда возглавлял эту работу. Сводник включал свыше 1000 архитектурных объектов. Параллельно с этой работой производилось утверждение новых памятников архитектуры. За короткий срок их количество возросло с 98 до 454, что также было гарантией их сохранения. Поверьте, это была невероятно трудная задача. Ведь государство не хотело брать на себя такую обузу. Ряд членов УОО-ПИК были одновременно и членами Градсовета при Главном архитекторе города и могли «на корню зарубить» неверное решение. Так было, например, с вопросом расширения обувной фабрики на территории Киево-Печерской лавры. Администрация не могла не считаться с финансово и юридически независимыми от нее энтузиастами сохранения культурных ценностей, которые, к тому же, были всесоюзно, а то и всемирно известными людьми, такими, как Ю.Асеев, М. Брайчевский, И. Игнаткин, С. Килессо, Е.Компан, Г. Логвин, О. Силин, Е. Опанович, Е. Стецюк, В. Шевченко и многие другие. К вопросам охраны памятников в конкретных ситуациях привлекались многие выдающиеся деятели России и Украины, такие, как Б.Рыбаков, Е.Мирошниченко, А. Мокренко, П. Майборода И.Белоконь и многие другие.

По сути, борьба за памятники была одновременно и борьбой за независимость Украины. Охранники понимали это на подсознательном уровне. Спец-службы понимали буквально. Поэтому каждый защитник автоматически попадал «на их карандаш». Но ничего не могло остановить настоящих патриотов.

ТАК ЕСТЬ
Охрана памятников

Сейчас, к глубокому разочарованию, всё в этом вопросе идет с точностью до «наоборот». Руководят Обществом люди, безразличные как к судьбе памятников, так и к судьбе Украины, Киева. На одном из заседаний Совета, когда эти люди стали у руля, на моё замечание, что негоже на пятом году независимости так решать охранные вопросы, я получил ответ: «А что мне дала ваша незалежність»?» Больше меня, как и многих других старожилов, не звали в родное Общество. Очевидно, мы мешали. Дальше — больше. Главными тезисами этих псевдоохранников было: «Не мешайте архитекторам созидать новое» и «Никаких возрождений и макетов в натуральную величину, лучше эти деньги передавать на поддержку существующих памятников». Но это были лишь декоративные, отвлекающие высказывания. Существующая историческая застройка не только не поддерживалась, а активно, с молчаливого согласия Общества, уродовалась, сносились.

А что же Общество охраны памятников Киева? Оно превратилось в карманный согласующий орган, не способный чему-либо сопротивляться. Более того, один из руководителей Общества, член Градсовета при главном архитекторе города Л.Афанасьева за свою политику невмешательства из рук А. Омельченко даже получила высокую награду. Цена этой награды — изуродованное до неузнаваемости лицо Киева, на котором, как оспины, на скорую руку «сляпанные» громады новых доходных домов, выпадающих из исторического контекста. Это уже не эклектика конца 19 века, которую так критиковали современники и которую мы сейчас охраняем как историко-культурную ценность. Это — не имеющий к архитектуре никакого отношения кич, не вписывающийся в контекст ни по каким параметрам. А где же наша архитектурная элита? Её давно уже нет. Одни умерли, другие состарились, третьих игнорируют, не приглашают на заседание Совета. Да они там и не нужны. Идет большая игра в масштабах страны, Киева за место под солнцем, за удачное вложение капитала. Центр столицы — именно такое место. Без сговора и взяток тут не обойтись. Вот и появилась потребность в карманном Обществе охраны. Если кто-то из Общества все сказанное считает наговором — осмотритесь вокруг. Это и ваша работа.

Сергей Бабушкин

Посмотрите, что натворили так называемые архитекторы-новаторы и псевдоохранники вокруг Проминвестбанка на Михайловском переулке, Софиевской и других улицах. Сносились добротные художественно ценные 4-5-этажные исторические здания под масштабное новое строительство в историческом ядре города. С. Бабушкин (на то время Главный архитектор города) вместе с руководством Общества совершили вандализм» за который необходимо отвечать. В центре города выросла неуместная, резко диссонирующая по всем архитектурным параметрам громада банка из стекла, бетона, металла, композиционно «раздавившая» дом-музей Т. Шевченко, вокруг растут такие же неуместные жилые и офисные сооружения. Здание банка С. Бабушкин посвятил своей жене. Кому посвятил Сергей Вячеславович майдан Незалежности и десятки высотных жилых домов в центре Киева — неизвестно, как неизвестно и то, зачем согласованы десятки надстроек и мансард над историческими зданиями, которые их уродуют. По его многочисленным заявлениям это «подарок» нам, киевлянам, его вклад в превращение Киева в европейскую столицу.

Сан Саныч

Свою лепту в такое «чудесное превращение» нашего, и без того европейского города, вносят и городской голова А.Омельченко (он же голова Горсовета), и Городской совет в целом, который налево и направо, не забывая и о себе, раздавал ценнейшие земли под застройку (тех же высотных домов в историческом ядре, на той же набережной Днепра, что является вопиющим преступлением и т.д. и т.д.).

Пора честь знать и псевдоохранникам старины и подавляющему большинству киевских городских и районных депутатов и Сан Санычу, которого мы полюбили в самом начале его пребывания на должности мэра как решительного человека. Судят, как известно, и за деятельность, и за бездеятельность но, что с бездеятельностью Л.Косакивского у нас не было бы многого и хорошего и плохого, что успел сделать А.Омельченко: не было бы многих дорожных развязок, маршрутов транспорта, ряда воссозданных исторических объектов (хотя воссоздание как раз начал Л. Косакивский). Вместе с тем не было бы уродливого архитектурно функционально неграмотного, некрасивого майдана Незалежности, десятков высотных зданий-монстров, уродующих центр, многих подземных торговых объектов с ценами не для рядовых граждан и радиоактивным газом радоном, опасным для всех граждан (сведения о котором были ранее в строгой секретности, а сейчас просто игнорируются).

А строятся эти высотные объекты, как правило, на месте скверов, детских площадок, можно представить себе, каким способом проталкивается это беззаконие.

Добавьте к этому разбазаренные ценнейшие земельные участки, на которых можно было строить что-то стоящее, уместное для всех, или не строить ничего (как, например, на приднепровских заповедных склонах, на набережной Днепра).

Результат помаранчевой революции

Помню, в период революции интервью давала простая работница рынка. На вопрос, почему она выстаивает в морозы на Майдане, да ещё кормит десятки людей, она ответила: «Потому что нас достали! Дальше так жить нельзя!». Нельзя также жить и видеть, как уродуют твой любимый город. Поэтому, если раньше роль защитников на себя брали полтора-два десятка высоких профессионалов, то сейчас грудью на защиту города стали сотни и тысячи рядовых, но по-настоящему интеллигентных киевлян. Ведь это их город, их боль. Поэтому — их дело. Это зарождение городских общин по европейскому образцу, зарождение европейского мышления. «Моя хата скраю» — это уже не наш лозунг, это не про нас.

Когда Президент поставил вопрос о сносе дома-монстра по ул. Грушевского, 9 на приднепровской кромке, Людмила Константиновна Афанасьева, с которой я неожиданно пересекся на одном из Градсоветов (хотя последние годы избегал, как и она, прямого контакта), сказала: «Так что, Григорий Яковлевич, будем сносить то, что построили?», на что я не без сарказма ответил: «Будем сносить то, что вы согласовали и за что получали награды». Мне жаль людей, которые не ведают, что творят, и совершенно не жаль тех, кто это делает сознательно.

Василий Присяжнюк

Градостроительную политику С.Бабушкина (если её можно таковой назвать) продолжает В.Г. Присяжнюк. Производится строительство тех диссонирующих объектов, по которым ранее незаконно были выделены земельные участки и которые не согласованы в установленном порядке, и поэтому вызывают бурный протест общественности.

Сейчас в городе сложилось патовое противостояние между коррумпированным в значительной части руководством города и общественностью, требующей перемен, требующей незаангажированных связями, личной выгодой градостроительных решений, действительно патриотического государственного подхода к проблеме. Перемены грянут обязательно. В этом нет сомнений.

ИСТОЧНИК http://forumspaskiev.org.ua/databox/2005/09/09001.php





Комментарии